Общественная поддержка и доверие населения как фактор развития социального предпринимательства» // Выступление И.Задорина на круглом столе «Социальное предпринимательство в России. Перспективы развития»

Автор:
И.В. Задорин
Дата:
16.12.2008

Общественная поддержка и доверие населения как фактор развития социального предпринимательства» // Выступление И.Задорина на круглом столе «Социальное предпринимательство в России. Перспективы развития»

Социология гражданского общества, НКО и местного самоуправления

статей по тематике:
104

Выступление на круглом столе «Социальное предпринимательство в России. Перспективы развития» 16.12.08. (Выступление сопровождалось демонстрацией презентации в формате Power Point).

Сегодня я постараюсь ознакомить вас с некоторыми данными исследований, которые только что закончились, поэтому это – предварительные данные. Конечно, нам бы хотелось, прежде всего, изучать явление изнутри, например, исследовать вопросы мотивации социального предпринимателя, каким образом принимаются решения о социальном предприятии, каков сам механизм создания предприятий такого рода. Однако пока мы имеем возможность исследований, касающихся исключительно контекста, в котором действует социальный предприниматель, и того, насколько общественная среда готова к этому явлению. Поэтому то, что я сегодня представляю, это, конечно, не исследование самого социального предпринимательства, а исследование его возможного внешнего восприятия. Хотя и это очень важно, потому что внешняя среда очень влияет на успех дела и на перспективы развития любого явления – либо она сопротивляется, либо она способствует развитию.

Представляемые данные - это данные общероссийских опросов населения. И первый вопрос, который мы задавали нашим респондентам – насколько вообще люди знают, что это такое «социальное предпринимательство»: «Знаете ли вы, слышали, или слышите об этом впервые?». И, очевидно, подавляющее большинство слышит об этом впервые. (См. слайд 2)

Причём мы понимаем, что когда 6-7% респондентов говорит, что «знает» - это т.н. декларируемое знание, а на самом деле оно ничего конкретного может не отражать. Но можно сравнить эти показатели со знанием чего-нибудь ещё другого. В данном случае уровень декларации о самоинформированности – один из самых низких. Похожий случай был в 2000 году, когда Фонд «Общественное мнение» задавал вопрос «Знаете ли Вы, что такое ипотека?», то же самое – порядка 6% сказали, что знают, оказалось (по пояснениям ответа), что реально знают – не более 3%. Здесь мы получили ожидаемый результат – два раза проводили опрос – летом и сейчас, в декабре – все различия в пределах статистической погрешности, результаты фактически не изменились: понятие «социальное предпринимательство» отсутствует в массовом сознании. Это первый вывод.

Летом мы ещё попросили респондентов всё-таки объяснить само понятие: «Кто такие социальные предприниматели». Прежде всего, надо сказать, что 62% отказались это сделать, но кто-то всё-таки попытался. И эти попытки тоже характерны, потому что те, кто пытался дать определение, очень часто смешивали понятие социального предпринимательства с благотворительностью: «Это те, кто помогает бедным», «Это благотворители, спонсоры и меценаты», «Это предприниматели, которые занимаются благотворительностью» - вот формулировки, которые даются довольно часто. Есть и другие определения – «аферисты, наживающиеся на людях». То есть самые разные расшифровки, которые пытаются делать люди для малознакомого словосочетания. И только 2-3% дают определения, приближенные к каноническим (хотя, как мы знаем, канонические определения в этом случае отсутствуют (смех)), соответствующие распространенным определениям социального предпринимательства. (См. слайд 3).

В этой ситуации, когда мы понимаем, что понятие отсутствует в массовом сознании – как можно померить отношение к нему? Невозможно. Поэтому мы пытались далее спрашивать о косвенных характеристиках социального предпринимательства и старались уяснить отношение к ним. Например: к тому, что бизнес действует в социальной сфере, к тому, что бизнес реализует какие-то инновации в социальной сфере. То есть это отдельные важные черты социального предпринимательства, которые мы определяли вместе с Фондом «Наше Будущее».

Например: «Согласны ли вы с тем, что в решении социальных проблем надо применять новые современные подходы?». Судя по ответам респондентов, мы видим: да, готовность такая есть. (См. слайд 4).

А есть ли готовность принять такие предприятия, которые зарабатывают средства для решения социальных проблем. То есть мы смешиваем две опции – бизнес и решение социальных проблем. Да, больше половины респондентов считает, что распространение таких примеров социального предпринимательства в России возможно. (См. слайд 5).

То есть получается, что некоторая база для позитивного восприятия явления в стране присутствует.

Но самый главный результат летнего опроса: в России всё-таки по-прежнему распространено мнение, что решением социальных проблем должно заниматься прежде всего государство. Это устойчивое понимание. С тем, что и негосударственные организации могут заниматься решением социальных проблем наравне с государством (или даже больше его) согласны только порядка трети опрошенных. (См. слайд 6).

Итак, первый промежуточный вывод, который мы сформулировали летом: понятие «социальное предпринимательство» в целом в массовом сознании россиян отсутствует, но предпосылки, чтобы его встретили хорошо, имеются. Есть готовность к неким инновациям в социальной сфере, есть готовность к принятию предприятий и бизнес-структур, которые работают над решением социальных проблем. То есть перспективы позитивного восприятия социального предпринимателя в России есть. Сейчас в декабре мы решили проверить этот вывод немного с другой стороны. Возникла гипотеза, а вдруг даже при наличии декларируемого согласия с общими принципами социального предпринимательства встреча такого необычного для нашей российской действительности персонажа как социальный предприниматель произойдет с изрядной долей недоверия. Предположение неслучайно: в последнее время много говорят о российском обществе, как обществе тотального недоверия всех ко всем. И мы проверили гипотезу двумя вопросами, в стиле т.н. называемой проективной методики.

Вопрос первый: «Представьте себе, что некий предприниматель строит в вашем районе физкультурно-оздоровительный комплекс, утверждая, что ваши дети будут заниматься в нём бесплатно. Какова будет ваша первая реакция на такую информацию?». Самое интересное тут, что только 4% затруднились ответить на вопрос – значит на это отреагировали. Один из вариантов ответа: «Обрадуюсь этому» - 22%. Что следующее? «Да, в комплексе будут отдельные бесплатные занятия, но это больше PR» - ещё около четверти респондентов. То есть в этом варианте уже сомнения есть. И последнее: «Не поверю такой информации – это будет обычный коммерческий спортивный клуб» - 50%. (См. слайд 7).

Получается, что, встретив конкретный пример социального предпринимателя очень многие россияне в лучшем случае подумают, что это чудак, а в худшем не поверят и подумают, что за благовидным образом скрывается вполне обычный и прожженный коммерсант.

Тем не менее, мы задавали и такой вопрос: «Насколько вам кажется вероятным появление в России таких предпринимателей, которые будут создавать своё дело и вести бизнес не с целью получения прибыли, а с целью оказания помощи бедным и социально незащищённым гражданам?». То есть, насколько вообще вероятно появление таких людей, которые хоть и «деловые», бизнесмены, но другую миссию реализуют? Выявлен совершенно показательный факт - 35% в той или иной степени допускают, что это вероятно, но 61% - считают, что это маловероятно, и такой бизнес в принципе невозможен. Иными словами, в обществе есть глубокое сомнение. Заметим, это ситуация опроса, когда продекларировать «веру в хорошее» в общем-то незатруднительно. И тем не менее россияне серьёзно сомневаются в этом «хорошем». (См. слайд 8).

Это, конечно, первые прикидки по тестированию социальной среды, в которой будет развиваться социальное предпринимательство. Общий вывод: социальная среда не готова. Она не знает, что это такое, и есть вероятность, что если социальный предприниматель где-то появится, то среда встретит его если не враждебно, то холодно и «на дистанции». Потому что прежде всего – не поверит. Очевидный вывод: прежде чем развивать сами социально-предпринимательские проекты, надо проделать большую работу по созданию благоприятного информационного фона и восприятию этого нового героя российской действительности, который должен придти. В противном случае мы можем ожидать много случаев, когда неудачи на самом начальном этапе (от враждебного окружения и неблагоприятного климата) скорее будут работать даже не «в ноль», а в минус развитию всего движения. В этой связи – большая надежда на фонд «Наше будущее» по разворачиванию серьёзной информационной кампании. Без неё социальные предприниматели будут отдельными случаями, которые мы будем под увеличительным стеклом рассматривать, но это не будет массовым явлением.

Спасибо!