Так врут или не врут социологи?

Автор:
И.В.Задорин
Дата:
26.11.2007

Так врут или не врут социологи?

Социология социологии. Профессиональное сообщество

статей по тематике:
81

Выступление И.Задорина в Политклубе газеты «Известия», 26.11.2007

Понедельник - последний день, когда социологи имеют право публиковать данные своих предвыборных опросов. Как понимать эти опросы - как отражение реальных настроений или как один из способов предвыборной борьбы? И кого винить, если итоги голосования вдруг возьмут и разойдутся с теми цифрами, которые мы видим сейчас? Чтобы разобраться в этих хитросплетениях, мы собрали специальное заседание Политклуба "Известий". По ходу него выяснилось: социология - наука настолько точная, что социологи даже готовы с точностью до процента показать, кто из них ошибается и насколько.

Руководители крупнейших социологических центров: ВЦИОМа, ФОМа и ЦИРКОНа, собравшись за одним столом в редакции "Известий", приговорили: для того чтобы не костерить потом "обманные" данные соцопросов, надо просто научиться их читать.

Игорь Задорин
руководитель Исследовательской группы ЦИРКОН

"На этих выборах мы впервые лишены фактора внезапности"

В предвыборных диспутах всегда находится место одной известной теме - "все социологи врут". Единственная возможность доказать, что это не так, - поствыборный анализ. Но, как правило, после того как выборы закончились, уже никто не интересуется социологическими исследованиями.

Мы все-таки сделали попытку поствыборной рефлексии и провели исследование под названием "Врут ли социологи, и если да, то насколько?". В результате стало ясно: проблема того, насколько они "врут" или "не врут", очень сильно зависит от того, как читать социологические данные. Скажем, модельная явка: мы уже давно количество респондентов, которые говорят "я приду на выборы", умножаем на 0,8. Эта цифра - эмпирически доказанная вероятность их прихода на участки. Если мы по итогам предыдущих кампаний 1999 и 2003 годов посмотрим на модельную явку, то увидим - она почти точно совпадала с итоговой цифрой ЦИК.

Что же касается электоральных предпочтений... Если мы смотрим данные разных центров, то они действительно могут существенно различаться. Но если мы допустим гипотезу, что эти различия носят так называемый случайный характер, то есть никем и ничем специально не мотивированы, то, усредняя эти данные, мы получим вполне адекватную действительности картину. Эта гипотеза подтверждена нашим анализом - как кампании 1999 года, так и парламентских выборов 2003 года. Усредненные по разным центрам данные опросов давали значения, очень близкие к официальным итогам голосований.

Правило коэффициента 0,8 к явке работает. Усредненные данные крупных социологических центров тоже, как правило, попадают в точку. Но есть еще некоторые особенности, связанные с недоучетом определенных электоратов. Мы понимаем, что любые, даже самые репрезентативные всероссийские опросы все равно не охватывают все население России. Есть некоторые группы, которые принципиально находятся вне зоны доступа социологов - воинские части, следственные изоляторы, больницы, отдаленные малонаселенные территории. А в целом это все-таки заметные проценты. И скорее всего именно поэтому опросы стандартно дают ЛДПР меньше, чем есть на самом деле. Электорат Жириновского, или, скажем так, электорат "сильного мужчины", - он как раз там, куда трудно добраться социологам. Зато всегда во всех прогнозах с 1995 года есть завышение "Яблока" - его электорат в силу своего образования, места жительства и большей коммуникативности легче идет на контакт с социологами. Есть еще "отказники" - те, кто отказывается отвечать на вопросы. И об их электоральных предпочтения можно только строить догадки.

Так что первый фактор, который работает в пользу версии о неточности опросов, - это "не тех опросили" или "не всех опросили". Но над этим социологи работают. Второй фактор: респонденты что-то "наврали". Но сейчас есть вероятностные модели и для прогнозирования реальных предпочтений. Поэтому с этими факторами мы как-то научились справляться. И, наконец, последний фактор - эффект последней недели. Опросы, которые могут публиковаться, заканчиваются за неделю до голосования. И в этом смысле эффект последней недели, то есть информационной накачки непосредственно перед выборами, конечно, может исказить картину. Но здесь предъявление претензий к социологам вообще неправомерно.

Кампания 1999 года отличалась недоучетом "Единства". В 2003 году больше, чем прогнозировали социологи, набрала "Родина". Это, как мне кажется, связано с объективными факторами: буквально за 2-2,5 месяца до выборов в электоральное пространство вносится новый объект. Естественно, происходит масштабное перераспределение электората, которое трудно учитывается не потому, что социологи что-то плохо измерили, а потому, что это перераспределение еще не закончилось в мозгах. На сегодняшних выборах мы впервые, как мне кажется, лишены этого "фактора внезапности" - принципиально новых игроков, которые существенно перераспределили бы электорат, нет.

Если хотя бы политики и политологи умели бы правильным образом читать социологические данные, то претензий к социологам было бы гораздо меньше. К сожалению, мы должны признать, что заинтересованности в правильном чтении принципиально нет и не будет. Потому что есть заинтересованность в другом - в чтении нужном. Не правильном, а нужном. Сейчас уже дважды публиковались данные некоей фирмы "Оптима-проект", которая появилась на рынке социологических исследований неожиданным образом и которая уже месяц дает "Патриотам России" порядка 7 процентов. А для читателя очень часто что "Оптима-проект", что "Левада-Центр" - без разницы, это некий общий субъект под названием "социологи".