Требуются дипломаты внутренних дел. Дискуссионные заметки о "новой" концепции политического консалтинга и PR. // Выступление И.Задорина на научно-практическом семинаре "Полития"

Автор:
И.В.Задорин
Дата:
25.06.1999

Требуются дипломаты внутренних дел. Дискуссионные заметки о "новой" концепции политического консалтинга и PR. // Выступление И.Задорина на научно-практическом семинаре "Полития"

Публицистика

статей по тематике:
212

Выступление на научно-практическом семинаре "Полития", 25.06.1999


1. Короткую историю российского политического консалтинга и PR с некоторой условностью можно поделить на два этапа в соответствии с двумя базовыми технологическими подходами (доктринами), доминирующими на каждом из них.

Первый – примерно 1989-94 гг. – характеризовался ориентацией политконсультанта в первую очередь на демонстрацию широкой публике положительных черт своего клиента (пропаганда “хорошего”). Из всех возможных стратегий политических кампаний в основном использовались стратегии, основанные на процедуре “отбеливания” того или иного политика, облагораживания его имиджа и, таким образом, повышения его популярности (рейтинга) среди широких масс избирателей. К концу указанного периода данная стратегия уже не давала требуемого эффекта, так как избиратель, насмотревшись (и наголосовавшись) на нескончаемые ряды самых умных, самых честных, и прочих самых-самых и успев оценить их ум, честность и другие достоинства в реальной практике, уже переставал верить и в “белые одежды” кандидатов, и в то, что среди политиков вообще есть достойные люди.

Если нельзя “приподнять” своего – “опусти” чужого. Распространение следующей доминирующей в политконсалтинге стратегии (1995-99 гг.) было неизбежным: к чему стараться доказывать хорошее про своего клиента, если гораздо проще поставить под сомнение репутацию конкурента. Зачем соревноваться в повышении доверия, если недоверие для замученного избирателя оказывается естественней. В кратчайшие сроки методы политической пропаганды “от противного” были доведены до совершенства, и на смену состязанию по “отбеливанию” пришла борьба компроматов и соревнование в дискредитации. В этом смысле на сегодняшний день чаще побеждает не самый достойный, а наименее недостойный. Смеем утверждать, что конкуренция компроматов так же исчерпала себя, как и конкуренция “лавровых венков”. Обилие грязи, выплёскивающейся в совершенно неудобоваримых количествах, полностью девальвирует первоначальную эффективность метода, и избиратель кое-где просто перестает ходить на выборы, отказываясь выбирать из “воров”, “негодяев” и “дураков”.

2. Время ставит перед российским политконсалтингом задачу формирования нового эффективного подхода к решению политических (или в узком смысле – электоральных) задач.

Рискнем предположить, что новый подход будет качественно (по сути) отличаться от предыдущих. Как бы ни различались две вышеописанные стратегии, обе суть две стороны одной медали. Обе ориентированы на войну до победного конца, причем победитель может быть только один. Обе имеют одно поле битвы – сознание (и подсознание) массового избирателя. К настоящему моменту это поле уже усеяно горами политических трупов и изрыто воронками недоверия, апатии или немотивированного иррационального протеста. Почти все, на что можно было воздействовать, к чему аппелировать, уничтожено.

Необходимо, наконец, признать, что современная российская политика в наиболее заметном её проявлении - предвыборной борьбе – сама оказалась сегодня перед естественным выбором: или продолжать оттачивать и совершенствовать способы гарантированного взаимного уничтожения (ГВУ – как говаривали в эпоху противостояния двух ядерных сверхдержав), или у участников процесса (политической элиты и политконсультантов) все-таки проявится инстинкт самосохранения, и они научатся решать свои политические задачи другим, не военным способом.

Альтернативой войне является примирение (не обязательно дружба), альтернативой бескомпромиссному отстаиванию своих интересов – согласование интересов на основе возможных уступок и шагов навстречу, альтернативой использованию рядовых граждан и общественного мнения в своих войнах – умение достигать внутриэлитных соглашений и договоренностей.

3. Естественно, в типичной для наших выборов ситуации “войны всех против всех” представить себе возможных кандидатов в депутаты или мэры за столом переговоров крайне затруднительно. Тем более, что за тем же столом должны оказаться ещё десятки людей, чьи интересы так или иначе затрагиваются выборами: от крупных чиновников и руководителей важнейших предприятий до, извините, вполне “конкретных” и очень “авторитетных” людей.

Вот тут-то и должен появиться политконсалтинг нового поколения. Кроме наращивания PR-вооружений, политсоветники и “политтехнологи” неизбежно должны научиться создавать полноценные механизмы политического согласия и партнёрства. Политикам самим это сделать несравненно сложнее. Прежние обиды и амбиции затрудняют многим шаги навстречу друг другу. Гораздо естественнее, если переговорный процесс начнут теневые профессионалы – консультанты, аналитики, “PR-щики”. Таким образом, они из бойцов вполне осязаемого PR-фронта должны превратится в дипломатов. Своеобразных дипломатов внутренних дел.

Конечно, для этого многим придется переучиваться. Но ведь для настоящих профессионалов интересы клиента должны быть на первом месте. А эти интересы включают еще и такую категорию, как экономичность политического процесса. (Неэкономичные политические процедуры даже в случае победы на выборах все равно дают о себе знать потом, и порой очень болезненно). Вспомним старый “экономический” тезис. Мир всегда дешевле войны. Политконсультанты должны научиться разговаривать и договариваться со всеми участниками предвыборного процесса (в т.ч. о согласовании и учете интересов, разделе сфер влияния, стиле политического процесса и т.п.), резко сокращая как агитационные издержки, так и риск неудачи.

Возможно, работая на поле реальных интересов элитных групп, а не на поле виртуальных субъективных представлений масс, межпартийные “МИДы” создадут новую политическую культуру России, на которой вырастет полноценная представительная власть – власть, действительно представляющая интересы, а не идеологии.

/Тезисы выступления на семинаре 25.06.99/